"Если бы 2 мая не было, его бы надо было придумать"
"Страна" собрала самые неоднозначные заявления украинских политиков о 2 мая и узнала, что они думают теперь о своих словах
Валерия Ивашкина

Три года назад, 2 мая 2014 года, всегда беззаботный и задорный облик Одессы покрыла дымовая завеса. После столкновений в центре города, на улице Греческой, погибнет шесть человек. Конфликт между сторонниками Евромайдана и Антимайдана перебросится на Куликово поле – огромную площадь возле железнодорожного вокзала, где располагался палаточный городок противников новой власти в Киеве. Палатки оказались сожжены, и вскоре огонь вспыхнул в Доме профсоюзов. Вскоре в самом пятиэтажном здании и рядом с ним обнаружат тела 42-х погибших людей.

Городские власти объявили траур. На место гибели одесситов бесконечным потоком шли люди, чтобы возложить цветы. То, что происходило в это время в интернете и на телевидении, разительно отличалось от траура на Куликовом поле. Политики не стеснялись в выражениях, говоря о трагедии, унесшей жизни 48-ми человек. "Страна" собрала самые неоднозначные заявления, сделанные в те дни и на годовщину 2 мая и спросила, что их авторы думают теперь о своих словах. Ответить рискнули не все.
Алексей Гончаренко
Цитата от 2 мая 2014 года
НАРОДНЫЙ ДЕПУТАТ АЛЕКСЕЙ ГОНЧАРЕНКО В ДОМЕ ПРОФСОЮЗОВ СРАЗУ ПОСЛЕ ПОЖАРА
Алексей Гончаренко: Сейчас я камерой перевожу – это горят остатки лагеря сепаратистов на Куликовом поле возле ж/д вокзала. (в зале раздаются аплодисменты). Сейчас я поверну камеру, его, конечно, плохо видно, сзади меня находится здание Профкома профсоюзов Одесской области, которое горело, и в котором сейчас, к сожалению, мы понимаем, находится не менее десяти трупов. Точную цифру назвать нельзя. Сейчас мы находимся возле пожарных машин, которые тушили это здание. Я надеюсь, вам что-то видно. Вот мы подходим, это пожарные машины, я сейчас подойду ко входу в здание, которое все выгорело. Здесь был бой. Все началось днем, когда на проукраинский марш Единства Украины было совершено нападение с использованием огнестрельного оружия. Стреляли в том числе из автоматов Калашникова. На моих глазах погибли люди. Я не знаю, видно ли вам, вот это вход в здание обкома профсоюзов Одесской области, это колонны. Это все происходит в эти минуты и в эти секунды в Одессе. Потом, после того как было совершено это нападение, погибло несколько человек, точную цифру сейчас сказать очень сложно. Но после этого украинские силы перешли в контратаку и освободили территорию в центре города, и мы пошли к лагерю сепаратистов на Куликовом поле. Мы взяли его, лагерь уничтожен. Часть сепаратистов забежала в здание, и, к сожалению, похоже, часть из них там погибла во время пожара, просто задохнулась угарным газом.

Ведущий Савик Шустер: Алексей, у нас официальное сообщение министерства внутренних дел: 30 отравилось угарным газом, восемь выбросилось из окна. Погибших только в Доме профсоюзов 38, ранее погибло четыре человека. Значит в общей сложности это уже 42 человека, которые погибли сегодня в Одессе.

Гончаренко: Я не могу подтвердить эти цифры. Я видел несколько человек, два трупа людей, выбросившихся из окна. Мы знаем, что внутри есть трупы. Но я, честно говоря, чуть-чуть сомневаюсь в этих цифрах, потому что в здание на сегодняшний день зайти невозможно. Тут невозможно дышать, все в угарном газе. Работает несколько расчетов пожарных. Никто не может сказать, сколько здесь трупов. Здесь есть еще живые люди, они забаррикадировались на четвертом этаже и крыше, они оттуда стреляли. Вот я сейчас покажу гильзу. Это гильза от травматического оружия, такими гильзами тут усыпано все, тут шла стрельба, перестрелка. Поэтому я не понимаю, как МВД посчитало уже количество трупов, честно говоря, хочется верить в лучшее, что все-таки погибших людей меньше.

Шустер: Алексей, как случился пожар уже понятно?

Гончаренко: Здание забрасывали с одной стороны бутылками с зажигательной смесью, они стреляли из него, летели петарды, дальше начался пожар. Очень сложно сказать до конца, как это все произошло.

Алексей Гончаренко
народный депутат от БПП
Алексей Гончаренко о 2 мая и его последствиях для себя спустя три года
Почему сторонники одесского Антимайдана обвиняют его в трагедии 2 мая

Нужен был человек, которого нужно было обвинить в "Одесской Хатыни", как ее прозвала российская пропаганда. Она должна была получить своего главного фашиста. На эту роль идеально подходил человек, который имеет какое-то имя, его знают. Потому что брать какого-то безымянного одесского радикала – это неинтересно. Я просто идеально подошел. Человек известный, с этим эфиром, где я говорю об этом (о 2 мая), явно нахожусь на месте. Плюс фотографии из здания, которые я выложил. Просто выбрали меня для этой роли месника. Дальше оно живет своей жизнью. Уже неважно, что и где я говорил, что я делал. Существует миф, легенда, она живет сама.

Как оказался в Доме профсоюзов

Я был один из первых, кто зашел в здание, даже могу сказать, что самый первый, кто вошел в здание Дома профсоюзов после пожарников.

Мы зашли через боковой пролет, поднялись на второй этаж, и через второй этаж попали на центральный лестничный пролет. На самый верх мы не поднимались. Мы походили по этому этажу. Первого погибшего увидели еще в боковом пролете, где-то там, я уже точно не могу сказать где. Я не видел никого, кому можно было оказать медицинскую помощь. У каждого тела, которое мы видели, я пытался прощупать пульс, но понял, что... Там все было очевидно.
Гончаренко рядом с погибшим Геннадием Кушнаревым, отец которого спустя 2,5 года пытался похитить нардепа
О скандальном фото рядом с погибшим

Я увидел жуткую картину с многочисленными телами на лестничной клетке, на лестничном пролете. Я их сфотографировал. Это выглядело абсолютно жутко и вообще малореалистично. Чтобы подчеркнуть, что это не из интернета какие-то фотографии, на одной из фотографий я попросил своего друга (я там был не один), чтобы он снял меня, чтобы было видно, что это этот момент и я там нахожусь. Вот вся история. В легенде эта фотография называется, что я шарю по карманам (погибшего – Прим.ред.). Но если посмотреть, понятно, что я ничего не шарю, а подсвечиваю телефоном тело, чтобы было видно. Я их выложил в блоге на "Украинской правде", это были первые фотографии (из Дома профсоюзов – Прим.ред.). "Скорая" была внизу, но в здании врачей еще не было. Некому было оказывать медицинскую помощь – там были все трупы. Живых пострадавших мы не видели.

Было много разговоров, что тел не сорок, а 120, 200. Все эти истории про якобы зарезанных, застреленных. Я ничего такого не видел, да и потом оно нигде не подтвердилось.

О покушениях

Было три покушения. Первое – в конце мае 2014 года. Но те сами сдались, насколько я понял. Они были из Антимайдана, какие-то листовки разносили, а потом им дали пистолет, десять тысяч гривен и сказали убить несколько человек, в том числе меня. Там бывший бармен, еще кто-то. Совсем не боевики. Они испугались, и пошли сдались. Второе покушение было через год, в апреле 15-го. Там было серьезнее: исполнитель имел опыт обращения с оружием, воевал в Афганистане, у него уже было какое-то серьезное оружие. И вот третье – это Кушнарев (Александр Кушнарев, депутат Лиманского райсовета Одесской области, отец погибшего в Доме профсоюзов Геннадия Кушнарева).

Я на знал ни отца Кушнарева, ни погибшего сына. Они (Кушнарев и соучастники) сейчас в СИЗО. Они проиграли все апелляции по мерам пресечения. Следователи говорят, что активно готовят дело к передаче в суд. Насколько я знаю, там абсолютный фактаж. Из записывали в течение нескольких месяцев, а потом их арестовали с кислотой и молотком в руках над человеком. Они приехали сами, держа в руках банку с кислотой. Экспертиза доказала, что это кислота. Поэтому я не очень понимаю, что может быть сделано или сказано их защитой.

Я в это время сидел на квартире, в которую меня привезли сотрудники СБУ. Они меня предупредили, что заберут, потом забрали на улице на машине, мирно. Подъехала машина, я в нее быстро сел. Потом меня отвезли на квартиру, заперли в ней, и сказали сидеть с выключенным телефоном. Потом через несколько часов они приехали, открыли дверь, сказали – все, вы свободны, мы всех задержали. Я затрудняюсь сказать детали, насколько я понимаю, исполнители и сдали заказчиков в СБУ. Ну, потенциальные исполнители. Дальше на этих "исполнителей" повесили микрофоны с видеокамерой, все записали. А потом в день, когда они это все назначили, 23 февраля, опять же, неслучайно – они позвонили и сказали, что мы все сделали. Как доказательство пошли новости в СМИ, что пропал. Они убедились, что это правда. Им сказали, приезжайте, вот дом, в котором он находится. Те лично приехали в балаклавах, с кислотой, молотками, прочим. Они приехали осуществлять свой замысел. Но вместо меня с мешком на голове был сотрудник СБУ.
Юлия Тимошенко
Цитата от 3 мая 2014 года
"Вчера в Одессе проходили футбольные соревнования и напали, совершая террористическую диверсионную операцию на колонну людей, которые двигались после футбольного матча и также которые выступали за единство в Украине, за мир в Украине, за прекращение агрессивных действий России против Украины. Люди, которые напали на мирную гражданскую колонну людей, были одеты в ту же униформу, в которую одеты террористы во всех других восточных областях, где Россия пытается дестабилизировать нашу жизнь. Они были вооружены автоматическим оружием и буквально в первые минуты столкновения это оружие было использовано и погибло семь мирных людей, которые просто выступали за единство Украины и против войны. Я могу сказать, что это переходит все границы, и украинский народ обязан остановить агрессора и оккупанта.

Я также хотела остановиться на том, что сегодня милицию обвиняют в бездеятельности, в том, что они не приложили всех усилий, чтобы не допустить такого конфликта. Да, я убеждена, что милиция может и должна делать больше. Но мы также не можем сейчас не оценить, что милиция защищала мирных гражданских людей, которые принимали участие в демонстрации, и на эту минуту 22 милиционера ранены. Это говорит о том, что они активно принимали участие в том, чтобы прекратить те агрессивные террористические действия, которые российские спецслужбы применяли против наших мирных демонстрантов, что милиция боролась так, как она могла бороться, и я сегодня обязательно поеду в больницы, где в том числе 22 раненых милиционера".


Юлия Тимошенко
народный депутат, глава фракции "Батькивщина"
Факт-чекинг "Страны"
3 мая Юлия Тимошенко, на тот момент кандидат в президенты Украины, неожиданно нагрянула в Одессу и провела пресс-конференцию, посвященную произошедшей накануне трагедии. Данная цитата – фрагмент брифинга Тимошенко после визита к губернатору Одесской области Владимиру Немировскому. Юлия Владимировна не только считает 2 мая террористической диверсионной операцией, но и манипулирует фактами.

«Мирная гражданская колонна». Анализ Группы 2 мая показал, что обе стороны конфликта были вооружены уже начиная с первых минут столкновений (поскольку и те и те к ним готовились). В частности, есть видео первой стычки антимайдановцев и евромайдановцев на Греческой улице, на котором зафиксирован мужчина с пистолетом неизвестной марки, который делает выстрелы, после чего скрывается на Соборной площади. Убитых в этот момент еще не было. Также известны кадры с одним из лидеров боевого крыла Антимайдана Виталием Будько (Боцман), который держит в руках оружие, напоминающее нарезной карабин «Вулкан». Приблизительно в это же время, когда сделана фотография, от огрестрельного ранения погиб первый человек – активист «Правого сектора» Игорь Иванов. Впоследствии обе стороны применяли огнестрельное оружие – как в центре города, так и на Куликовом поле.

«… были одеты в ту же униформу, в которую одеты террористы во всех других восточных областях». Сторонники Антимайдана, лидер которых Сергей Долженков (Капитан Какао) инициировал столкновение в центре города, не были одеты в какую-либо униформу. Разношерстная толпа была одета кто во что: камуфляж, спортивные костюмы, толстовки с джинсами и даже в рыцарский костюм. Именно в таком обмундировании смертельное ранение из дробовика получил активист Антимайдана Евгений Лосинский. Единственное, что было общим у антимайдановцев – повязки на предплечье из красного скотча.

«… погибло семь мирных людей, которые просто выступали за единство Украины и против войны». Из шести (а не семи) людей, погибших от огнестрельных ранений в центре Одессы, на стороне Евромайдана сражались двое: Игорь Иванов и Андрей Бирюков. Евгений Лосинский, Александр Жульков, Николай Яворский, Геннадий Петров сражались на стороне Антимайдана – то есть, по версии Тимошенко, являлись террористами.

«… милиция боролась так, как она могла бороться». Юлия Тимошенко неспроста оправдывает правоохранителей, не сумевших предотвратить трагедию на разных этапах. В этот момент негласным «смотрящим» за ГУ МВД в Одесской области являлся Александр Дубовой, который на тот момент входил в близкое окружение Тимошенко. Напомним, тогдаший глава областной милиции Петр Луцюк проходит по делу Генпрокуратуры за умышленное бездействие. А на тот момет замглавы ГУ МВД в Одесской области Дмитрий Фучеджи, который 4 мая приказал выпустить большинство задержанных активистов Антимайдана в обмен на отказ их сторонников от захвата «оружейки», скрывается от следствия в России.

"Страна" обратилась к пресс-секретарю Юлии Тимошенко Марине Сороке с целью узнать, что сейчас политик думает о 2 мая и о своих словах, сказанных сразу после трагедии.

"Юлия Владимировна осуждает терроризм во всех его проявлениях", – сообщила Сорока "Стране". На встречный вопрос, является ли 2 мая, по мнению Юлии Владимировны, актом терроризма, пресс-секретарь уточнила:
"Я вам уже ответила. Юлия Владимировна терроризм и покушение на жизнь людей осуждает во всех его проявлениях".

Марина Сорока
пресс-секретарь Юлии Тимошенко
Игорь Мосийчук
Цитата от 2 мая 2016 года
"Друзі, соратники, сьогодні велике національне свято. Прийде час і 2 травня стане державним святом, адже саме два роки тому українці здобули першу суттєву Перемогу у нинішній національно-визвольній війні. Ми не просто врятували Одесу від агресії руского міра, а вперше продемонстрували агресору зуби. Український тріумф в Одесі став початком кінця ідеології руского міра. Перемога українського духу та зброї в Одесі, золотими літерами вписана в новітню українську історію".
Мосийчук спустя год после предложения сделать 2 мая государственным праздником

На вопрос «Страны» согласен ли сегодня Мосийчук со своими словами, нардеп ответил, что его мнение не изменилось. При этом сейчас он не собирается ничего делать для того, чтобы эта дата стала государственным праздником. «Для этого должна дозреть громада Одессы», – сказал он «Стране». Любопытно, что сам он не празднует годовщину трагедии, которой желает стать государственным праздником: «Никак (не праздную). Вспоминаю друзей, которые погибли в нашей национально-освободительной войне».


Игорь Мосийчук
народный депутат от "Радикальной партии Ляшко"
Зоя Казанжи
цитата от 29 апреля 2016 года
"Одесса. 2 мая. Чем ближе эта дата, тем больше воплей и паники. Тем больше обещаний и угроз. Тем больше напоминаний и прогнозов. Никаких «повторений 2 мая» в Одессе нет и быть не может. Но эту дату будут продолжать эксплуатировать бесконечно и все. Одни, чтобы другие боялись. Вторые, чтобы денег дали. Третьи, чтобы электоральное поле прокачать. Четвёртые, чтобы свои человеческие ресурсы держать в постоянном напряжении. Пятые, чтобы быть при деле и так далее. Надо просто не бояться сказать, что дивиденды от 2 мая поимели уже все, кому только не лень.

И уже даже как-то неловко говорить о тех, кто, потеряв родных, ездит по миру, присутствует при показах «как людей сжигали» и еле успевает пересаживаться из одного самолёта на другой, театрально рассказывая «об ужасах украинской хунты».

Если бы 2 мая не было, его следовало придумать. Простите за цинизм, но очень на то похоже".

Зоя Казанжи – один из лидеров одесского Евромайдана. Она не случайно говорит о дивидендах, которые "поимели все, кому не лень". После трагедии 2 мая, вследствие снятия с должности губернатора Владимира Немировского, Казанжи стала советником губернатора Одесской области. От имени нового главы ОГА Игоря Палицы курировала в том числе расследование трагедии 2 мая. Статус лидера Евромайдана не помешал Казанжи продолжить коммерческие отношения с народным депутатом Сергеем Киваловым.

Комментировать "Стране" свои слова Зоя Казанжи отказалась. Тем не менее, накануне годовщины она публично изменила свою позицию.

"... город пережил трагедию. Ничего подобного не было в новейшей истории. Трагедии обычно даются для того, чтобы переоценить многие вещи. Всем сторонам сделать выводы и идти дальше, вперёд. Одним не следует превращать патриотизм в бизнес и становиться на сторону Зла. Другим прекратить эксплуатировать горе и жаждать мести, чтобы решить свои, как правило, политические вопросы.

Они не победили. Именно это стало шансом для нас, тех, кто родился, вырос и хочет жить в независимой и свободной стране. Мы это отстояли и мы это не отдадим".
Владимир Немировский
Комментарий от 2 мая 2014 года
"Действия одесситов, направленные на нейтрализацию и задержание вооруженных террористов, считаются законными.

Что касается милиции и ее роли в сегодняшних событиях – отдельный разговор. Отложим его до окончательной стабилизации положения в регионе".
Тогдашний губернатор Одесской области Владимир Немировский был, с одной стороны, в курсе готовящихся событий, а с другой – должен был получить определенную выгоду от разгона палаточного городка Антимайдана. Но события развернулись другим образом.

Как писала "Страна", с середины апреля 2014-го года положение Владимира Немировского в качестве губернатора Одесской области было крайне неустойчивым. В частности, его хотели заменить на соратника Игоря Палицу – что в итоге и произойдет после событий 2 мая.

Пост губернатора имел большое значение в преддверии предстоящих 25 мая президентских выборов. И если Немировский на посту губернатора представлял интересы своего давнего политического "шефа" Арсения Яценюка, то Игорь Палица являлся деловым партнером днепропетровского олигарха Игоря Коломойского, который на тот момент поддерживал Петра Порошенко.

В апреле 2014 года Владимир Немировский подвергался массированным информационным атакам. Одесские "евромайдановцы" неоднократно обвиняли Немировского в том, что он не проявляет должной решимости в ликвидации "очага сепаратизма" на Куликовом поле. Примечательно, что многие "ястребы" одесского Евромайдана, особенно активные в своих нападках на Немировского (Алена Балаба, Марк Гордиенко, в меньшей степени – "Правый сектор"), впоследствии тесно сотрудничали с Игорем Палицей на посту губернатора. Не лишены оснований слухи о том, что сотрудничество это началось задолго до воцарения Палицы в Одесской области.

Владимир Немировский понимал, что Куликово поле является главной угрозой его пребыванию на посту губернатора, который он, по его собственным словам, хотел сохранить до президентских выборов 2014 года. Однако возможности Немировского в этом плане были довольно ограничены – в том числе и благодаря постоянным конфликтам с главой одесской милиции Петром Луцюком.

Немировский пытался решить проблему Куликова поля и "дипломатическим" путем. Так, в конце апреля ему удалось убедить часть активистов перенести палаточный лагерь из центра города в район мемориала 411-й батареи. Соответствующее согласие дала "Одесская дружина" – одна из двух наиболее влиятельных и многочисленных фракций Куликова поля. Воодушевленный достигнутой договоренностью, Немировский публично заявил, что Куликово поле очистится от палаток "куликовцев" к 9 мая 2014 года. Однако "Народная дружина", которой после ареста Антона Давидченко руководил его брат Артем, отказалась присоединиться к договоренностям и заявила, что останется на Куликовом поле.

Если бы Немировский не смог выполнить публично данное обещание об очистке Куликова поля к 9 мая, то это ставило его в крайне сложное положение, чем непременно воспользовались бы его оппоненты. В этой ситуации единственным способом для Немировского не потерять лицо стал силовой разгон палаточного городка на Куликовом поле.

Стоит отметить, что упомянутый пост был опубликован еще до того как стало известно о количестве погибших в Доме профсоюзов. Впоследствии текст был удален со страницы Немировского. Общаться на эту тему сегодня Немировский отказался. Первый и последний откровенный разговор экс-губернатора о 2 мая состоялся с автором этих строк и был опубликован в "Новой газете". По мнению Немировского, 2 мая было запрограммировано, но не в таких жутких масштабах. Об этом свидетельствовало нагнетание истерии сторонниками Евромайдана, которые впоследствии получили дивиденды от трагедии, а также полное пренебрежение угрозами, поступавшими накануне 2 мая.
Made on
Tilda