Есть ли жизнь без МВФ

Что будет с украинской экономикой,
если прекратится внешнее кредитование
Андрей Блинов
Руководитель экономических программ Радио Вести, для "Страны"
На дворе — сентябрь 2016 года. Украина уже год не получает ни копейки от Международного валютного фонда… Представили? Пока сотрудники Министерства финансов находятся в глубоком обмороке от одного этого известия, остальные успеют дочитать материал до конца.

О том, будет ли возобновлена программа кредитования со стороны МВФ, сейчас говорят много. С одной стороны, Фонд заявил, что настроен продолжать сотрудничество с новым составом Кабмина. С другой стороны, конкретных сроков никто не называет, ограничиваясь общими словами о необходимости реформ. Куратор экономического блока в правительстве Степан Кубив намекнул, что возобновления финансирования не стоит ждать раньше конца второго квартала 2016 года. А замглавы администрации президента Дмитрий Шимкив сообщил, что для этого необходимо принять 19 законопроектов.

Впрочем, в конце апреля правительство Гройсмана извлекло из рукава сильный козырь для будущих переговоров с миссией МВФ — цена на газ для населения станет полностью рыночной, без всяческих переходных периодов и льготных кубометров. Однако этот шаг одновременно поставил ребром вопрос — а нужна ли нам вообще программа МВФ? С учетом того, что украинский бюджет и так выполняется с профицитом (благодаря прошлогодней инфляции и девальвации), доллар дешевеет, а экспортируемая сталь и железная руда дорожает? Сможем прожить? Тучно будем жить иль худо?
Арифметическое латание дыр
Прежде всего, следует вспомнить, какие задачи призван решать Международный валютный фонд. Его деятельность в отношении стран-реципиентов помощи направлена прежде всего на то, чтобы стабилизировать государственные финансы таких государств.

А что такое сбалансированные госфинансы? Это отсутствие торгового дефицита и когда расходы бюджета страны приблизительно равны доходам.

Вот и давайте прикинем максимальную потребность страны во внешнем финансировании. При условии, что ни внутренние заимствования, ни приватизация вообще ничего не принесут.

Надо нам $5,8 млрд, или 6,2% ВВП. Дело в том, что бюджет страны свёрстан с дефицитом 3,7% ВВП, к тому же Нацбанк прогнозирует дефицит торгового баланса на уровне 2,5% ВВП.

Любопытно, что максимальное финансирование от валютного фонда в 2016 году предполагает именно такую сумму. Судите сами: третий и четвёртый транши (по графику они должны были быть выделены ещё в сентябре и декабре 2015 года) составляют $1,66 млрд каждый, а пятый-восьмой — по $0,62 млрд ежеквартально.

Однако потребность украинской экономики в покрытии дефицитов всё же будет существенно меньше. Прежде всего, это связано с тем, что среднегодовой обменный курс вряд ли окажется на уровне 24,10 грн/$ (он «убежал» с такого уровня еще в начале года). Да и инфляция ожидается более высокой, чем запланированные Нацбанком и правительством 12% — это влечёт за собой дополнительные доходы бюджета и, следовательно, сокращение его дефицита. Так, по данным консенсус-прогноза, который в начале апреля собрало Министерство экономического развития и торговли, рост потребительских цен ожидается на уровне 15,4%. Иными словами, можно ожидать, что совокупный дефицит будет процентов на тридцать меньше.

То есть потребуется не $5,8 млрд, а $4,5 млрд. Учитывая консенсус-прогноз среднегодового обменного курса (26,70 грн/$), это около 120 млрд гривен.

Если предположить, что Украина отказывается от выполнения программы, а значит — и её «маяков», тогда вполне можно допускать, что данные средства изыщет Нацбанк. По прежней схеме: выкупит у Минфина государственные облигации. Это — скрытая эмиссия.

Скажем, в 2014 году сумма такой эмиссии достигла 171 млрд гривен, да и в прошлом году НБУ таким образом сгенерировал на нужды страны почти 72 млрд гривен.

Если учесть масштаб цен, то в таком случае может полностью повториться сценарий 2015-го: снова инфляция под 50% в год и падение обменного курса ещё в полтора раза, то есть до 36 гривен за доллар.

Однако не стоит бежать молиться на миссию МВФ. Это ведь так называемый чистый сценарий. То есть когда у государства совсем нет других источников для латания дыр. А они есть.
Минус Фонд, плюс другие
Конечно, у украинского правительства есть огромное окно возможностей для займов на внутреннем рынке. Не у Нацбанка. Например, за последние два года население вынуло из банков валютных депозитов на $15 млрд. А мы, напомню, ведём речь о сумме втрое меньшей.

Но Украинское государство, несмотря на ведущиеся боевые действия, так и не прибегло за последние два года к масштабным военным займам. Едва ли оно решится на массированную кампанию по ревальвации гривни за счёт части золотовалютных резервов, что могло бы привести к усиленному сбрасыванию валюты и высокому спросу на гривню, что блокировало бы инфляцию и позволило бы существенно снизить те же гривневые цены на газ. Архитектурой рынка внутреннего долга Минфин занимается вяло — не те приоритеты.

Конечно, можно обратиться к приватизации. В бюджет-2016 заложены поступления от распродажи госимущества в размере 17,1 млрд гривен. Одесский припортовый, «Центрэнерго» и ещё парочка объектов могут сгенерировать такую сумму.

Однако я не верю в приватизацию. Во-первых, потому что за два последних года правительство, даже будучи очень прозападным, по сути ничего не продало. Во-вторых, потому что политическая конкуренция противоборствующих группировок за право продавать столь привлекательные объекты слишком высока, а единства во власти нет. В-третьих, даже выполнение плана приватизации не перекрывает описанной выше потребности Украины в финансировании дефицитов.

Подсказку, где взять средства, можно отыскать… в самой программе МВФ. Там приведены другие источники внешнего финансирования, среди которых размещение еврооблигаций, кредиты Всемирного банка, ЕБРР, Евросоюза, правительств иностранных государств. О достижении соответствующих соглашений по этим кредитным линиям Порошенко и Яценюк, Гонтарева и Яресько неоднократно сообщали электорату.

Причём по нескольку раз. Тот же экс-премьер осенью прошлого года неоднократно говорил о финансировании закупки газа Европейским банком реконструкции и развития. Или вот — свежий пример: сначала президент съездил в Швейцарию, где сообщил о том, что тамошний центробанк вот-вот предоставит кредит на $200 млн. Позднее соответствующее соглашение таки подписала Валерия Гонтарева, что снова наводнило медиаэфир весточкой о новом швейцарском кредите. Речь, впрочем, шла об одном и том же займе.

Все заимствования от других международных финансовых организаций тесно связаны со ссудами МВФ. Кредиторы на Западе в курсе, что Киев находится в программе Фонда и сверяются с ней: если Кристин Лагард предоставляет займы согласно графику, то и другие кредиторы осуществляют софинансирование. А вот вышла заминка у МВФ — партнёры тоже замирают. Так, кстати, и случилось: Украина с октября прошлого года кредитов от международных финансовых организаций не получает. Власть это не афиширует, иначе у людей будут расти сомнения: а действительно ли Запад поддерживает нынешний политический режим в Киеве?

Исходя из росписи планов внешних поступлений, за 2015–2016 годы от таких кредиторов не поступило свыше $3 млрд. Львиная доля наших потребностей по перекрытию дефицитов на этот год. Что важно — средства в значительной мере выделяются на проекты, создающие рабочие места: строительство дорог, достройку туннелей, кредитование малого и среднего бизнеса, оздоровление финансовой системы. А деньги МВФ, начиная с третьего транша, призваны пойти исключительно на пополнение золотовалютных резервов Украины. А те и так достаточны (около $13 млрд) как в плане 3-месячного финансирования импорта, так и в плане годичного внешнего долга. Занимать под процент, чтобы пополнить кубышку — это плохая финансовая политика. Ещё раз повторим, что средства МВФ не могут направляться на развитие экономики, в отличие от кредитов других международных организаций.

Дело о трёх миллиардах
Средства международных финансовых организаций, как правило, стоят столько же, сколько и эмвээфовские (до 3,5% годовых). Более того, Украине под гарантии правительства США уже дважды удавалось разместить облигации дешевле 2% годовых.

Экономическая ситуация в Украине такова, что ключевой задачей правительства Гройсмана видится не получение новой порции финансовой инъекции от МВФ любой ценой, а договорённость с остальными кредиторами о возможности получения средств.

Рамочные требования Фонда, скорее всего, никуда не денутся, хотя и следует предполагать, что по итогам весенних переговоров с миссией в меморандуме появится ряд новых пунктов и призабудутся некоторые старые. Формально мы выполнили всё, что требовал МВФ для предоставления третьего транша, если исходить из запланированной даты его выделения — 15 сентября 2015-го. Некоторое время программу сдерживало создание антикоррупционной прокуратуры (да-да, это элемент экономической программы, согласованной с Фондом), а также детальный план мер по приватизации пяти крупных гособъектов.

Однако поскольку пересмотр программы с МВФ не состоялся ни по итогам III и IV кварталов 2015 года, ни по итогам первого квартала 2016-го, наступил черёд целого ряда других условий. Среди них — ужесточение процедур банкротства юрлиц, детальный план реструктуризации пятерки наиболее проблемных госпредприятий, реформа пенсионной системы, новые механизмы администрирования доходов Государственной фискальной службой. В частности, эти обязательства покрываются 19 законопроектами, о которых говорил Шимкив.

Может ли экспорт принести дополнительно $3-4,5 млрд за год, ведь в феврале и марте рынки сырьевых товаров заметно оправились от шока низких цен? Вполне. Однако есть два весомых риска.

Первый — никто не гарантирует, что мировые цены будут и дальше расти. Например, Всемирный банк прогнозирует среднегодовую цену нефти на уровне $41 доллар за баррель, тогда как сейчас она находится на уровне дороже $45. Да и отрицательные процентные ставки — никак не симптом крепнущей мировой экономики.

Второй — выручка экспортёров совершенно необязательно будет направляться на масштабное инвестирование. С судами, рейдерством, налогами, гражданским миром и внешними рынками сбыта у нас по-прежнему печально.

Поэтому неплохо было бы занять на реформы в этих сферах. А также — настойчиво поиграться в совместные предприятия и компенсацию процентных ставок по кредитам. В простые и понятные решения, которые хоть чуток повысят доверие к власти.

И тогда уж можно будет совсем без МВФ. А пока слишком велик риск сорваться в популизм, и нарваться на 36 гривен за доллар.
Made on
Tilda