Html code will be here

Президент под КУПОЛом
"Страна" узнала, кто вкладывает президенту в уши
информационную повестку дня
Автор: Анастасия Пасютина
– "В отличие от многих, я не нуждаюсь ни в финансовых советниках, ни в...", – президент Петр Порошенко прерывает свою речь во время пресс-
конференции и отклоняется в сторону за суфлерским советом – он забыл, как по-украински "кошелек".
– "…гаманець", – быстро находится с ответом пресс-секретарь главы государства Святослав Цеголко, который стоит по правую руку от президента. Заранее подготовленная речь лежит перед главой государства на трибуне, он бегло подглядывает в неё, однако шпаргалка не спасает его от курьезов и ляпов. "Страна" решила выяснить, кто пишет речи президенту, готовит его к информационным вызовам дня, и как глава государства пользуется Facebook.
Не "для прессы", а "о ней"

Судя по официальным данным, чуть ли не половина медиаполитики президента держится на пресс-секретаре президента Святославе Цеголко.
Он – и спикер главы государства, и куратор его социальных сетей, и заведующий всеми коммуникациями. По крайней мере, так сообщили
"Стране" в пресс-службе Администрации президента.

При этом пресс-служба АП выполняет все формальные обязательства:
информирует о встречах, которые проводит президент и первая леди,
публикует документы, которые он подписал, анонсирует мероприятия.
Однако это, скорее, официальная картинка. Гораздо интереснее то, что
не "для прессы", а "о ней".

Если курирует то, что пишется в "президентских" соцсетях Цеголко, то
поглощает информацию Порошенко сам, рассказывает "Стране" экс-пресс
секретарь главы государства, а ныне – депутат от БПП Ирина Фриз. Она
прошла с Петром Алексеевичем по ключевым вехам его политической
карьеры: работала при Порошенко–нардепе, министре и главе Совета
нацбезопасности.
"Сколько я его знаю, он всегда был информационно активен и информационно осведомлен. Он сам держит руку на пульсе информационной картины дня, регулярно мониторит всё: и СМИ, и социальные сети, и отдельных блоггеров, лидеров мнений. Петр Алексеевич всегда был в курсе того, что происходит в новостном аспекте. Пользовался телефоном и IPad для того, чтобы получать информацию оперативно и, соответственно, вырабатывать свою позицию по любому информационному поводу", – рассказывает Фриз "Стране".
Ирина Фриз
Несмотря на то, что Фриз уже не заведует коммуникациями президента, она,
по словам источников в АП, довольно часто наведывается в администрацию
и консультирует бывшего шефа. О чем они общаются, Фриз "Стране" не
призналась: "Я бываю в АП не чаще, чем другие депутаты. По приглашению
самого президента".

Чтобы президент держал руку на пульсе и был в курсе новостей, в АП в
режиме реального времени работает аналитический отдел, который три раза
в день готовит ему аналитике о творчестве украинских и иностранных
СМИ, а также подборку высказываний лидеров мнений, сообщили "Стране" в
АП. Что это за аналитика, нам не показали.

Однако в распоряжении "Страны" есть альтернативный анализ,
подготовленный загадочной информационно-аналитической группой
"КУПОЛ".

Загадочной, потому что никто из опрошенных "Страной" политологов,
социологов, мониторинговых компаний не смог подсказать, что это за
контора, и за чей счет финансируется работа ее специалистов. Нет
информации о компании ни в открытых источниках, ни в реестре
Министерства юстиции. И, что любопытно, официально ничего не знают о
"КУПОЛе" и в самой АП. "Информационным мониторингом для президента
занимаются два отдела: аналитики и отдел "Ситуационный центр" (штат –
шесть и семь сотрудников соответственно) департамента аналитического
сопровождения офиса главы Администрации президента Украины", –
заявили нам в АП, добавив, что к услугам посторонних мониторинговых
компаний и в частности, "КУПОЛа" в АП вообще не прибегают.
И это невзирая на то, что в самом мониторинге указано, что материал
подготовлен "КУПОЛом" совместно с департаментом аналитики
Администрации президента.

По словам управляющего партнера украинского Центра контент-анализа
Александра Мариковского, принадлежит компания Ростиславу Павленко,
заместителю главы Администрации президента. Правда, нельзя исключать,
что принадлежит неформально, без регистрации юридического лица. В
конечном счете, какое это имеет значение для главного потребителя услуг
"КУПОЛа" – Петра Алексеевича Порошенко. Получить комментарий
Ростислава Павленко нам не удалось.

Что скрывается под "КУПОЛом"

Отчеты, подготовленные мониторинговой компанией, весьма любопытны –
их можно изучать часами. Мы умышленно выбрали отчет от 14 января 2016
года – день, когда состоялась последняя пресс-конференция Порошенко.
В анализе "КУПОЛа" собраны самые резонансные публикации в
медиапространстве за день. Причем в обзор попадают не только
общеукраинские и региональные, но и российские и западные СМИ, а также
высказывания лидеров мнений в Facebook (другие соцсети не
анализируются).

В мониторинге четко расставлены акценты. ИноСМИ сосредоточились на
темах Минских соглашений, Крыма и Донбасса, а украинские – на
непроданной президентом фабрике "Roshen" и борьбе с коррупцией.
Аналитики даже выписали главные месседжи президента, сказанные во
время пресс-конференции, которые растиражировали в медиа (среди них:
"Порошенко заявил, что передал корпорацию Roshen в "слепой траст";
"Порошенко заявил об увольнении 4 тысяч прокуроров"; "Порошенко так и
не сказал, когда достроят "Охматдет").
Отдельный пункт анализа – реакция соцсетей. В основном блогеры
критиковали пресс-конференцию в целом и заявление Петра Алексеевича о
"Roshen", в частности. Лидеры мнений, попавшие в обзор "КУПОЛа": Сергей
Лещенко, Соня Кошкина, Сергей Иванов, Наталья Лигачева, Виталий
Шабунин и Роман Шрайк – с цитатами из их постов в Facebook.
"КУПОЛ" также выявляет информационные тенденции текущего дня. На
этот раз в медиапространстве говорят и пишут в основном об обмене
пленными между Украиной и Россией, а также о жертвах гриппа в Украине.
Отдельно исследуются сообщения по экономической тематике, как в
Украине, так и в мире.
На стол президенту кладут также подборку публикаций из западных СМИ и
аналитических центров. В фокусе – американские AFP, RFERL,Time, Atlantic
Council, VOA, Business Insider, Bloomberg и Bloomberg View, а также
швейцарская информслужба Swissinfo и британское агентство Reuters. К
каждому материалу в мониторинге прилагается ссылка.
Аналитики "КУПОЛа" тщательно мониторят социальную сеть Facebook,
анализируя, как высказываются блогеры о Порошенко. В подборку попадают
самые резонансные посты – которые "лайкнули" минимум несколько сотен
пользователей. Помимо упомянутых выше блогеров, в этом разделе есть
посты Анатолия Гриценко, Юрия Касьянова, Сергея Наумовича, Юрия
Бутусова и Дмитрия Гнапа. Из горячих тем – опять же, корпорация "Roshen",
миллиардное состояние семьи президента, а также не состоявшееся до конца
до сих пор увольнение генпрокурора Виктора Шокина.
В "КУПОЛе" каждый раз выводится рейтинг персон и госучреждений, чаще всего упомянутых в СМИ. Самый популярный в информпространстве – президент: охват аудитории – 1,5 млн человек. При этом аналитическая служба высчитывает из общей массы количество негативных упоминаний – 67 тысяч человек (всего за 13 публикаций). Также украинцы активно обсуждали деятельность Администрации президента и Кабмина. Топ-спикерами дня оказались: губернатор Одесской области Михеил Саакашвили, нардеп Ирина Геращенко, министр энергетики и угольной промышленности Валерий Демчишин, премьер-министр Арсений Яценюк, секретарь СНБО Александр Турчинов, спикер ВР Владимир Гройсман.
Отдельно для президента анализируют телеэфир, ведь телематериалы в
Украине традиционно получают наибольший охват аудитории среди всех
СМИ. В подборку попадают темы, которые охватили наибольшую
аудиторию, топ-сюжеты дня и сюжеты, которые касаются лично Петра
Алексеевича. В мониторинге даже делают акцент на сюжетах, на которые
президенту, по мнению аналитиков "КУПОЛа", стоит обратить внимание.
Например, о строительном конфликте в Киевской области, рейтинге
политических партий ВР и влиянии Рината Ахметова и Юрия Бойко на
Донбассе.
В отдельном пункте "КУПОЛ" резюмирует картину дня, а также анализирует
негатив по отношению к президенту, разбивая его на четыре уровня. Первый
– это призывы к свержению или к физическому уничтожению главы государства (но таковых, как показывает мониторинг, немного). Второй уровень более многочисленный – это персональная критика в адрес президента. Например, 14 февраля сюда попали сообщения в соцсетях с негативной реакцией журналистов и политиков на пресс-конференцию президента. В частности, от внимания бдительного "КУПОЛа" не ушли посты Сергея Лещенко, Кристины Бердинских, Натальи Лигачевой. Также во второй уровень угроз попадает информация, которая свидетельствует о тесных контактах Порошенко с Россией. Например, в качестве угрозы второго уровня была воспринята просочившаяся в СМИ информация о том, что президент Украины встречался с представителем Путина по минским переговорам Борисом Грызловым. Иногда около сообщения о негативной публикации и названия СМИ ставится также фамилия его владельца, которая выделяется жирным шрифтом (видимо, чтобы специально обученные люди не забыли ему позвонить).

Угрозы третьего и четвертого уровня – это негатив в отношении не конкретно самого президента, а его окружения, отдельных госорганов или всей системы власти в целом.
Отдельного внимания заслуживает инфографика, на которой аналитики
вычисляют процент негатива по отношению к Петру Порошенко в
информационном поле. Поражает то, насколько этот показатель в СМИ
низкий – как по президенту, так и по власти в целом. В среднем за неделю до
даты мониторинга сообщения о президенте Украины в интернете охватили
аудиторию в 700 тысяч человек, из них негативных было всего 1,9%. В день
мониторинга в целом материалы о Порошенко в интернете прочитали 1,5 млн
человек. И негативными из них было всего 5%! Впрочем, если в интернете такой маленький показатель еще можно объяснить большим
числом чисто информационных материалов без какого-либо оценочного окраса, то почти полное отсутствие негатива о президенте на телевидении требует отдельного пояснения.
Согласно мониторингу "КУПОЛа", бывали дни, когда по крупнейшим
телеканалам не было ни одного (!) негативного сюжета. Чаще всего
этот показатель колеблется от 1 до 5%, лишь изредка "подпрыгивая" выше этих цирф.

Как рассказали "Стране" топ-менеджеры ведущих телекомпаний Украины,
такая статистика не случайна. Она является следствием негласных
договоренностей президента и владельцев "телевизионных кнопок", согласно
которой освещение политики Порошенко более чем лояльно, а все проблемы
в стране рекомендовано "вешать" на премьер-министра Яценюка или
чиновников рангом пониже. Впрочем, иногда телеканалы отклоняются от
этой установки, когда портятся отношения их владельцев с главой
государства. Но обычно этот праздник непослушания длится недолго. Не
стоит забывать, что телекомпании в Украине находятся под плотным
надзором Национального совета по телевидению и радиовещанию. Из семи
членов которого четыре – это люди президента. Кроме того, в Администрации президента, по данным "Страны", проводят регулярные планерки с руководителями телеканалов, где расставляют акценты, как освещать те или иные события.

По итогам мониторинга иногда принимаются "оргмеры". Из последних
примеров: когда готовились акции протеста на вторую годовщину Майдана
(20 февраля) руководителям СМИ, которые активно освещали тему,
звонили из СБУ и советовали не проявлять столь пристальный интерес к
этому мероприятию. Об этом "Стране" сообщили сразу несколько медиамеджеров. К тем, кто игнорирует подобные рекомендации (не только в данном случае), могут применяться различные меры воздействия. Например, может быть организована кампания по дискредитации в соцсетях и СМИ, либо же (в более тяжелых случаях) против дерзких медиа организуются уголовные дела по различным поводам. Из недавнего – обвинение в неуплате налогов против студии Савика Шустера.
Я почти уверена, что власть и, в частности, Администрация президента, читает все, что публикуют известные украинские политические журналисты. В отличие, кстати, от "папередников", которые очень плохо дружили с интернетом. Очень часто я слышу от политиков, в частности, из "Блока Петра Порошенко": да-да, мы видели, мы читали… Но на принятие решений это редко влияет.

Например, в ноябре в журнале "Новое время" выходила обложка с надписью "С вещами на выход", где Шокин изображен с чемоданами. Мы общались с людьми, которые сталкивались с Генпрокуратурой, и их общая оценка работы Шокина была негативной, что и позволило нам сделать такой красноречивый вывод, визуализировав его на обложке. Президент призвал Шокина уйти в отставку только в середине февраля, но все равно хорошо, что он это сделал. Недавно мы сделали обложку с Игорем Кононенко, изобразив его в виде кардинала. Вряд ли эта обложка повлияет на его уход из парламента, и вряд ли ослабит силу его влияния на систему власти. Но не исключаю, что если будет усиливаться общественное и политическое давление, он вынужден будет уйти сам.

Год назад я писала о переселенцах, которые бежали из Дебальцевого – небезразличные люди из соцсетей очень быстро помогли им найти дом. Общественность реагирует, власть – нет. Читают, приятно. Но было бы приятнее, если бы делали выводы.

Я слышала, что президент следит не только за публикациями в СМИ, но и мониторит соцсети. Не думаю, что он читает мой Facebook. Чтобы он это сделал, думаю, следует выложить какой-то секретный документ, либо опубликовать резонансную информацию, которая может повлиять на дальнейшее развитие событий в Украине. Уверена, что когда Сергей Лещенко (депутат от БПП – прим. ред.) опубликовал скандальную переписку министра экономики Айвараса Абромавичуса и Андрея Пасишника (исполнительный директор НАК "Нафтогаз-Украины" – прим. ред), эта публикация очень быстро попала на главный стол в Администрации
президента.
Кристина Бердинских
политический журналист
Вся президентская рать

Какие выводы из аналитики делает президент и его окружение, и как
мониторинг помогает окружению гаранта реагировать на информационные
вызовы, судить сложно. Как рассказали "Стране" в АП, каждое утро там
проходят ситуативные совещания при участии президента и руководства его
аппарата по повестке дня и текущим вызовам. О том, как их решать,
президент советуется с профильными экспертами и своими ближайшими
соратниками. Есть среди них и те, чьи обязанности не прописаны на
официальном сайте Администрации, а потому особенно интересны.
Как было сказано выше, по мнению экспертов, курирует работу "КУПОЛа"
замглавы Администрации президента Ростислав Павленко, который ранее
выполнял аналогичные функции в аппарате президента Виктора Ющенко. До
этого Павленко успел проявить себя в кампании "Озимого поколения" –
проекте Виктора Пинчука и Валерия Хорошковского 2002 года, и поработать
с Арсением Яценюком во "Фронті змін" в 2008 году. В 2012-м Павленко
прошел в Верховную Раду от партии Виталия Кличка, а теперь же экс-
депутат от "УДАРа" принимает на себя удары информационные: помимо
публичной деятельности в АП, он является внештатным советником Порошенко.

В первый период правления Порошенко наибольшую роль в обеспечении
информполитики играли его давние соратники – Ирина Фриз и Юрий Стець.
Последний в конце 2014 года даже занял пост Министра информполитики,
став, таким образом, официально "главным информполитиком".

Однако с середины 2015 года, по данным "Страны", его влияние по
профильной деятельности ослабло. На тот момент это было связано с
наметившимся союзом "Народного фронта" и БПП, основным пропагандистом которого был секретарь СНБО Александр Турчинов. Последний стал активно продвигать в качестве куратора процесса "информобеспечения" свою давнюю соратницу Викторию Сюмар. Новый медиаменеджер, собственно, и оттеснила в летние месяцы прошлого года Стеця от многих рычагов влияния. Последний, впрочем, не особо сопротивлялся. По словам близких к министру людей, он тяготился выполнением многочисленных весьма специфических поручений, которые ему приказывали выполнять, и без сожаления переложил эту ношу на чужие плечи. Тем более, что у Стеця, по информации "Страны", довольно тяжелые отношения с другими тяжеловесами в команде президента (Игорем Кононенко и Владимиром Гройсманом), что также затрудняло его работу.
Юрий Стець
Но период информгосподства Сюмар на Банковой был недолгим. После того,
как стало понятно, что никакого объединения НФ и БПП не будет, она
отошла от дел, но и Стець на прежние неформальные позиции не вернулся.

После этого на первый план вышла фигура известного политтехнолога Олега
Медведева
. Еще в начале 2000-х он отметился в нескольких политических
проектах: сначала в партии Михаила Бродского "Яблоко", затем – у Виктора
Ющенко, а с 2007 года трудился в команде Юлии Тимошенко. Но во время предвыборной кампании 2014 года перешел в штаб Петра Порошенко. С тех пор он работает на президента. Сейчас он помогает главе государства готовиться к публичным выступлениям и курирует большой объем информационной, аналитической и политтехнологической работы.
Олег Медведев
Медведев подключил к работе и экс-нардепа от БЮТ, журналиста и
политтехнолога Виктора Уколова. В 2009 году из-за "педофильного"
скандала вокруг лагеря "Артек" Уколов вынужден был уйти из штаба Юлии
Тимошенко. А теперь вернулся к привычному делу, но уже в команде
Порошенко. Уколов оперативно комментирует в соцсетях все новости, так
или иначе касающиеся интересов президента. По его публикациям удобно следить за колебаниями "генеральной линии партии". Поговорить с Уколовым по существу нам не удалось. "Я за кордоном до понеділка. Давати коментар
занадто дорого", – ответил он "Стране" после настойчивых звонков.

Еще один человек в близкой информационной обойме главы государства –
Игорь Грынив, внештатный советник президента и зампред фракции БПП, в
прошлом – политтехнолог "Нашей Украины". По информации "Страны",
именно его Центру социальных и маркетинговых исследований "Социс"
чаще всего в АП заказывают социальные опросы. Например, именно "Социс"
был первой компанией, которая огласила победу соратника Порошенко
Сергея Березенко на скандальных выборах по 205-му округу.

"В АП любят точность, поэтому часто могут заказывать опросы
одновременно четырем разным компаниям для перекрестного контроля. Но
ключевой – всегда "Социс", – рассказывает директор Центра политических
исследований "Пента" Владимир Фесенко. Директор Украинского института
анализа и менеджмента политики Руслан Бортник добавляет: Грынив
отвечает в АП за политтехнологии, гуманитарные и социальные технологии,
выборы и политическое строительство.

Ну и конечно, нельзя обойти вниманием фигуру главы Администрации
президента Бориса Ложкина. Создатель Украинского медиа-холдинга не стоит в стороне от информационных процессов на Банковой. По данным "Страны", именно люди Ложкина стояли у истоков создания армии "порохоботов" – людей, занимающихся пропагандой Порошенко в соцсетях. Кроме того, Ложкин имеет достаточно широкие контакты в СМИ, свидетельством чего стала недавняя медиа-кампания на тему "технократ Яресько – главный кандидат в премьеры". Как потом выяснилось, помимо министра финансов, были и другие кандидатуры, однако, в отличие от Натальи, им не покровительствовал Борис Ложкин, а потому об их положительных качествах широкая общественность не узнала.
В июне 2014 года, через месяц после избрания Петра Порошенко президентом, он собрал на закрытую встречу главных редакторов телеканалов, порталов и газет. Собрал, чтобы поговорить – о войне, о реформах и т.д.

В ходе встречи несколько главредов предложили Петру Алексеевичу создать неформальный координационный совет – по информационной войне (пропаганде и контрпропаганде) с Россией. Такой орган, по предложению медийщиков, должен был работать максимально вне регламентного поля – чтобы обеспечить динамичность и эффективность в информационной войне с РФ.

Глава государства, якобы, воодушевился – и даже поручил главе своей Администрации Борису Ложкину, а также пресс-секретарю Святославу Цеголко «безотлагательно заняться этим вопросом».

Прошло три месяца. Но ни Ложкин, ни Цеголко, насколько мне известно, этим вопросом так и не занялись.

И вот, президент вновь собрал главных редакторов – чтобы снова поговорить. И снова была поднята тема создания информационного координационного совета – с теми же поручениями и таким же результатом. На следующей встрече – еще через три месяца – главреды опять подняли этот же вопрос.

А еще через три месяца было создано Министерство информационной политики, которое возглавил Юрий Стець. В народе это министерство так и назвали – Минстець.

По этому поводу у меня есть два риторических вопроса и к Президенту, и к его окружению:
1. Чего было тянуть год?
2. Зачем было создавать министерство?

Ответа как не было, так и нет. И, похоже, в обозримом будущем такого ответа я не получу. Но абсурд ситуации очевиден. Почему главреды настаивали на создании неформального координационного совета? Потому что такой орган, не будучи скованным регламентами и условностями, имел бы возможность не только реагировать на раздражители со стороны кремлевских СМИ и троллей, но и задавать свою повестку дня. И этот совет вполне мог работать предельно мобильно.
Антон Подлуцкий
соучредитель портала КиевВласть, вице-президент Агентства журналистских исследований:
Ирина Фриз считает, что слухи о влиянии Ложкина и Стеця на точку зрения
президента, как и любых других госдеятелей, преувеличены. "Никто не
влияет на принятие решений Порошенко – он сам определяет, как
реагировать на тот или иной вызов, всегда последнее слово за ним. К
выводам и решениям он каждый раз приходит по-разному. Конечно, как и
любой человек, адекватно оценивающий ситуацию, он обращается к
профильным специалистам, обязательно формирует решение на основании
фактов и мнения нескольких источников (людей). Что это за человек, зависит
от ситуации и профиля. Когда я работала с Порошенко, специального
человека для формирования имиджа у Порошенко не было", – рассказывает
Ирина Фриз.

Как нам сообщили в пресс-службе АП, для решения информационных
вызовов Администрация президента рассчитывает не только на свои силы –
аппарат регулярно привлекает к работе внешние компании. Так, для
написания важнейших стратегических речей они приглашают экспертов из
разных отраслей: историков, художников, лидеров мнений и активистов. А
специалисты проекта Strategic Communication пиар-компании One
Voice Policy разрабатывают концепции празднования важных
государственных дат, новых символов.

По словам Александра Мариковского, к информационной политике
Администрации имеет отношение также Наталия Попович, президент пиар-
агентства BE–IT (более известное под названием PRP) и сооснователь
Украинского кризисного медиа-центра. "Наталия Попович отвечает за
государственные коммуникации и частично – за мониторинг по
реформам", – рассказал Мариковский.

Сама же Наталия Попович, как и пресс-служба АП, в комментарии "Стране"
эту информацию не подтвердила. "Я не имею никакого непосредственного
отношения к коммуникациям президента. В УКМЦ есть проект "Реформа
государственных коммуникаций", в рамках которого мы сотрудничаем со
многими государственными органами в Украине, и АП является одним из 20
агентств, с которыми УКМЦ сотрудничает. Но это не имеет никакого
отношения к работе агентства (АП – ред.)", – сказала Попович.

При всем этом, Александр Мариковский считает, что идеального
инструментария по мониторингу в Администрации президента нет.
"Мониторинговый механизм, которым пользуются в АП, несовременный, эта
система сама по себе устарела. Есть современные технологии, но в Украине
их мало. В большей мере они представлены на западных рынках", –
рассказывает эксперт.

Сладость и слабость: информационные страхи Порошенко

Как подтверждает мониторинг "КУПОЛа", для президента Украины
существует несколько болезненных тем, на которых акцентируют внимание в
подборках сообщений СМИ и лидеров мнений. Их у президента не менее
трех, одна из которых – Липецкая фабрика, дочернее предприятие
кондитерского концерна "Roshen" в России, которую президент так и не
сумел продать. А также вообще весь комплекс отношений с РФ, которые у
президента, судя по многим внешним признакам (не только по Липецкой
фабрике), гораздо теплее, чем это может показаться постоянным слушателям
пламенных речей о "стране-агрессоре".

"В истории с конфетной корпорацией для Порошенко, видимо, в приоритете
не рейтинги, а эмоции. К "Roshen" Порошенко относится как к члену семьи,
как к своему ребенку, а детей не продают. Конечно, ему психологически
тяжело расстаться с "Roshen" – это самый успешный его бизнес, его именной
бренд. И ради него он готов пойти на рейтинговые потери. Что касается
конкретно Липецкой фабрики – он бы и рад ее продать, да только уже поздно
– надо было шевелиться в 2014 году, теперь-то кто ее купит?", – говорит
Владимир Фесенко.
"Чего боятся в АП? Классика – всего, что связано с атакой на президента и посягательством на его полномочия. Но мне кажется, что сейчас наиболее болезненны те сферы, за которые президент напрямую отвечает по Конституции и законодательству. Самые чувствительные – темы Генеральной прокуратуры, Министерства обороны (в частности, тема АТО) и внешней политики. А также всё, что касается войны и внешней политики. Внутри государства накал сильнее по коррупции.

Тема коррупции сейчас бьет по Администрации президента по той простой причине, что президент напрямую отвечает за действия прокуратуры, ведь кандидатуру генпрокурора предлагает на рассмотрение парламенту именно он. А с другой стороны, даже при наличии новых антикоррупционных органов, в сознании людей главным борцом с коррупцией все-таки должен быть генеральный прокурор. Провал на этом фронте, конечно, ощутимый.

Петр Алексеевич – сontrol freak (маньяк контроля – прим. ред.). Он действительно пытается вникать во все дела, быть в курсе и держать все под личным контролем, что иногда дает сбои. Процессов очень много и одному человеку тяжело охватить такой пласт информации. Делегирование полномочий не самая сильная сторона Петра Алексеевича. Это связано с особенностями его характера.

Очевидно, что есть в Администрации президента служба, которая отвечает за мониторинг информационных потоков, информационного поля на телевидении, в печатных СМИ и интернете. Но это никак не отменяет того факта, что Порошенко – активное медийное лицо. Если сравнивать с предыдущими президентами, он очень активно пользуется социальными медиа и интернетом, самостоятельно мониторит информационное поле. Наверняка у него есть реперные точки в виде лидеров мнений и отдельных сайтов. Он, очевидно, активно участвует в этом сам и его достаточно сложно в этом плане удерживать от какой-то информации. Насколько он чувствует и понимает ситуацию – это другой вопрос, но то, что он осведомлен – это факт. Очень часто он обнаруживает достаточно глубокие познания о том, что пишут в интернете в комментариях, в постах, что говорит о том, что, он очень чувствителен к этому. Но, в конце концов, чувствительность к публичным процессам – черта всех политиков.
Мустафа Найем
народный депутат, экс-журналист
Еще одна болезненная тема для Порошенко – кадровая политика. Президент
не идет на уступки по многим назначениям и увольнениям, из-за чего
страдает его рейтинг. Из мониторинга "КУПОЛа" видно, что самые
рейтингоугрожающие люди для Порошенко – генпрокурор Виктор Шокин и
глава Нацбанка Валерия Гонтарева. "Я слышал от самого Порошенко, что
ему многие советовали избавиться от Гонтаревой, потому что её высокий
антирейтинг приводит к снижению рейтинга самого Порошенко. Но он не
этого не сделал, что показательно: президенту важен его рейтинг, но намного
важнее сохранить около себя доверенных ему людей", – рассказывает
Владимир Фесенко.

Да, президент все же решился в день несостоявшейся отставки премьер-
министра Арсения Яценюка наконец отправить в отставку одиозного
генпрокурора Виктора Шокина – но тот оказался не в отставке, а в отпуске, и
до сих пор не оставил свой пост. А после этого Порошенко еще и назначил
главой Госуправления делами бывшего директора фабрики "Roshen"
Александра Билыка, а заместителем главы Фонда Госимущества –
Владимира Державина, бывшего помощника Игоря Кононенко и главу
ревизионной комиссии "Международного Инвестиционного банка",
совладельцами которого являются Петр Порошенко и Игорь Кононенко. И
все это – на фоне грандиозных коррупционных скандалов.

Негативно на имидже Порошенко отражается и неоднозначное отношение
общественности к Минским соглашениям. Мнения по этому вопросу
разделились: одни считают, что Минские соглашения нужно выполнять, так
как это гарантия мира, другие – не приемлют возможности какого угодно
компромисса с Россией и сепаратистами.

Не менее чувствительная тема для президента – АТО.
Если у Порошенко и выстроена информационная политика по теме АТО, на фронт она не доходит. Никто не пытается защитить нас от информационной войны на передке. Мы сидим, к примеру, в Константиновке, и по телевизору рассказывают, что все военные в зоне АТО получили прививки от гриппа. И мы такие: "Что?! Тогда мы или не в зоне АТО, или нам врут". Информация, которую мы получаем, будто бы специально создана для того, чтобы мы возненавидели всё, что происходит на войне. И эта ненависть проецируется лично на президента, потому что он – наш Верховный главнокомандующий.

Все считают, что во всем виноват президент. Порошенко критикуют, в первую очередь, за плохое обеспечение армии и отсутствие стратегии войны. Наш батальон, к примеру, уже третий месяц сидит на одном месте. У всех немой вопрос: куда я дел эти два года?.. Мы хотим понимать, за что мы воюем.

Что мог бы сделать президент? Как минимум, сказать: "Россия нарушает Минские договоренности, но мы не хотим уподобляться сепаратистам и нарушать международное законодательство. Ребята, держитесь! Мир – за нас, Запад нам помогает деньгами…". Но он не может так сказать. Вернее может, но это будет не аргумент, потому что рядовой солдат на это ответит: "Нам помогает Запад? Круто. Где? Я ем кашу за 2 копейки, тушенку, суп и хлеб, пью воду, а электроэнергии даже не хватает, чтобы подзарядить телефон. На что уходят эти деньги?!". Я хочу видеть в СМИ или на сайте президента публичные отчеты о расходовании средств на армию и подробное интервью президента о ходе Минских соглашений.

Именно Порошенко должен был докладывать о военной ситуации в стране – ни Генштаб, никто другой, потому что граждане его страны умирают. Президент должен был каждый месяц выходить с публичным обращением к армии, чтобы каждый солдат знал: о нем не забыли. Если бы он это делал, я лично готов бы был терять ещё больше времени нормальной жизни и за зарплату в два раза ниже. Но тут вопрос об отсутствии искренности в патриотичных лозунгах президента, обращённых к собственным гражданам.

С иностранными представителями ему это удаётся лучше. Президент, видимо, считает, что напрямую от того, что там, на передке, люди будут всем довольны, его рейтинг не зависит. Но прямым последствием его неправильного отношения к солдатам будет то, что они вернутся обратно в мир и просто нахер снесут все, что здесь есть. Порошенко не знает реальную картину. И дело не в том, что ему ее не доносят – тут история как со всеми мужиками: если он что-то хочет, он это сделает. Он не хочет знать.

Когда выбирали антикоррупционного прокурора, я точно знаю, что мой комбат дважды ездил в Киев, в Администрацию президента – я подозреваю, что лично к Порошенко. Зачем? О чем хотел узнать президент? Я думаю, что в АП держат руку на пульсе каждого батальона, чтобы в случае какой-то агрессии, информационного вброса лично на Порошенко смочь через комбата потушить конфликт.

Порошенко как политик – красавчик: знает английский, может говорить правильные вещи, но не может делать правильных вещей. Он остро реагирует только на то, что вредит лично его имиджу. Имидж страны его тоже очень интересует, но в рамках личного будущего.
Маси Найем
офицер взвода 122 батальона 81 бригады высокомобильных десантных войск Украины
Насколько успешно команде президента удается реагировать на
информационные вызовы – сложный вопрос. Показательная в этом плане
история – фейковое письмо Порошенко Надежде Савченко. Тема украинской
летчицы – №1 в информпространстве в последнее время. По идее, пресс-
служба АП должна была отследить новость о письме и мгновенно отреагировать на нее опровержением. Но, то ли в силу высокой загруженности, то ли из-за разбалансировки ответственности в АП очнулись только к вечеру, после того, как о розыгрыше адвоката Надежды пранкерами знал уже весь интернет. Возникает вопрос: почему пресс-служба АП не держит прямой связи с адвокатами летчицы?

"Надю Савченко сделали политической фигурой. Огромная доля вины за то,
что Надя ещё там, – на Юлии Тимошенко. А вообще, история с фейковым
письмом от Порошенко говорит о приоритетах нашего политикума. Наши
политики привыкли относиться к юридическим вопросам как к политическим. Потому и снимают санкции с бывших правителей, снимают аресты с их счетов – политики не верят в закон. Они верят в политику (читай – в деньги, влияние и договорняк). Поэтому какой-то там адвокат Нади – это всего лишь адвокат", – считает Маси Найем, до мобилизации работавший юристом.

Руслан Бортник считает, что в АП умышленно так долго не реагировали на
письмо: "Они старались, как всегда, замолчать эту ситуацию. Такая у них
страусовая тактика – чего не замечаем, того не существует. А когда стало
ясно, что тема страшно раскручивается, и отмолчаться не получится, в АП
начали реагировать – с большим опозданием. Они регулярно пытаются
действовать по принципу "как-нибудь рассосется". Чаще всего рассасывается, но не в этот раз", – говорит эксперт.
Made on
Tilda